О возложении обязанностей врио директора

В связи с истечением срока и прекращением трудового договора с директором Федерального государственного учреждения науки Института природных ресурсов, ...

Все объявления

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ «РЕСУРСНОЕ ПРОКЛЯТИЕ»?

Автор: Глазырина Ирина Петровна

Дата: 30.01.2015

Этот термин – «ресурсное проклятие» –появился в научной литературе более 20 лет назад, в работе известного экономиста Р.Аути,  и с тех пор этот феномен активно изучается. Этим термином обозначается ситуация, когда страны, богатые природными ресурсами,  развиваются медленнее, чем другие, и в меньшей степени ориентированы на модернизацию. В них сильнее ощущается социальный дискомфорт: высокое социальное неравенство как в правах, так и доходах, слабое развитие образование и здравоохранения, а иногда и деградация этих секторов. Нередко это сопровождается высоким уровнем преступности и коррупции.  Из этих стран уезжает в другие места образованная и одаренная молодежь, часто – навсегда. И это все – несмотря на богатства, которыми их щедро одарила природа. Иногда в этом контексте используется менее эмоциональный термин - «парадокс изобилия».

Существует классический пример проявления «ресурсного проклятия», вошедший во все учебники: в «золотой век» нефтедобычи с 1965—1998 гг. средний прирост валового национального продукта а душу населения в странах ОПЕК снизился и составил в среднем  менее  1,3 %, это почти в полтора раза ниже, чем  в остальных развивающихся странах, где  он составлял в среднем 2,2 %. Но и нам это что-то напоминает..

Голландская болезнь бывает даже в Голландии

В 1959 г. на севере Нидерландов были открыты богатые месторождения природного газа, которые тут же начали активно разрабатываться. Значительная доля газа направлялась на экспорт. Бурный рост первых лет добычи постепенно сменился целым рядом негативных тенденций. По сравнению с другими европейскими странами к началу 70-х годов стали быстрее расти инфляция и безработица, и, напротив, сокращаться темп роста доходов населения, доля обрабатывающего сектора в экономике, экспорт высокотехнологичной продукции. Этот феномен  стали называть «голландской болезнью». Затем подобные эффекты много раз наблюдались и в других странах. В частности, после роста цен на нефть в середине 70-х годах в  Саудовской Аравии, в Венесуэле и Мексике, и, особенно ярко – в Нигерии.

Механизм возникновения «голландской болезни» хорошо изучен. При увеличении цен на сырье растут экспортные доходы, увеличивается приток в страну иностранной валюты; когда ее становится слишком много, экономика не может ее «переварить», в итоге растет курс национальной валюты. Многие – прежде всего, обрабатывающий и сельскохозяйственный сектор теряют конкурентоспособность (их продукция становится более дорогой по отношению к импортной), увеличивается импорт и постепенно вытесняет, как бы мы сказали, «отечественного производителя». Снижение внутреннего производства увеличивает безработицу, приток капитала в страну увеличивает потребительский спрос, и соответственно, инфляцию.

Голландская болезнь опасна своими «осложнениями». Успешное развитие в современном мире определяется прежде всего способностью страны к модернизации, генерированию и внедрению новых технологий, развитием в ней наукоемких отраслей. Именно эта сфера больше всех страдает от вовремя не излеченной «голландской болезни»! Для своего развития они требуют постоянных и долгосрочных инвестиций, но привлекательность этих инвестиций заведомо ниже, чем в сырьевом секторе, куда и происходит отток. Да и в других несырьевых отраслях инвестиции сокращаются, так как их рентабельность падает с ростом курса национальной валюты. Это в долгосрочном плане неизбежно приводит к технологическому отставанию экономики страны (или региона) в целом.

И еще: сырьевой экономике не нужно много умных и квалифицированных людей. А высокотехнологичные отрасли, где такие люди нужны, при «запущенной болезни» не развиваются или вообще деградируют. Поэтому страна постепенно теряет свои лучшие мозги (они или «утекают», или тоже деградируют), что подрывает ее способность когда-нибудь «вырулить» на более достойную траекторию развития.

Диагноз,  терапия и иммунитет

И что же Голландия? Мы привыкли считать, что это страна с мощной и диверсифицированной экономикой, один из лидеров экологической модернизации производства, и с высоким уровнем жизни. Так оно и есть. Болезнь прошла. И здесь дело не только в том, что вовремя был поставлен правильный диагноз. Главное - это то, он был всеми услышан и правильно понят – и органами власти, и бизнес-сообществом, и просто гражданами. Значимая доля доходов от продажи газа была направлена в высокотехнологичные сектора экономики, прежде всего, в модернизацию энергетики и сельского хозяйства, и, в том числе, на подготовку кадров.

Как связаны «ресурсное проклятие» и «голландская болезнь»? Самым непосредственным образом: страны, богатые природными ресурсами, находятся в группе риска, и могут «заболеть». Но могут и не заболеть. Такие страны есть. Это прежде Норвегия, Канада, Австралия..

От чего же зависит иммунитет против голландской болезни? И как ее лечить? Этим вопросам посвящено тысячи научных работ, и дискуссия продолжается до сих пор. В Норвегии при прямом участии государства стали разрабатывать современные технологии добычи нефти на шельфе, сейчас они лидеры в этой сфере, их платформы до сих пор вне конкуренции. И одновременно провели модернизацию рыбной отрасли, в результате Норвегия  стала одним крупнейших в мире экспортеров рыбы. Канада сделала настоящий рывок в развитии перерабатывающей продукции с использованием, прежде всего, собственных природных ресурсов – леса, металлов, а также сельхозугодий. Практически по этому же пути пошла Австралия. Общим во всех этих случаях было два важных аспекта:

  1. все страны направляли значительные средства, поступающие от сырьевого экспорта на научные исследования и разработки, и  их внедрение, при этом стараясь развивать те направления, в которых могло быть использовано их природное богатство;
  2. все эти страны активно и целенаправленно поддерживали образование, здравоохранение и социальную сферу в целом: было понимание, что самое главное, это люди, им должно быть комфортно жить и работать в стране. И что надо поддерживать и развивать  интеллектуальный потенциал.

         Институты

 Может быть, ресурсное проклятие – это миф? Увы, большинству стран с богатыми ресурсами не удалось избежать голландской болезни, которая иногда принимает тяжелые формы. Нигерия, крупный экспортер нефти, Ангола, экспорт которой почти полностью состоит из золота и алмазов – это весьма бедные страны с низким уровнем жизни, высокой преступностью и социальным расслоением. Список можно продолжить. Но важнее выделить еще несколько важных аспектов, характерных для таких стран.

Использование природных  ресурсов во всех странах так или иначе контролируется государством. Это дает возможность высшим чиновникам влиять на формирование и направление огромных финансовых потоков. И часть их может «оседать» в их карманах без особых усилий. В этом случае чиновник прежде всего заинтересован в том, чтобы это продолжалось как можно дольше. Развитие страны благосостояние граждан, образование и, тем более, наука и охрана окружающей среды волнуют его гораздо меньше. Правда, граждане могут иметь другое мнение по данному вопросу. Но чтобы они не слишком рьяно его выражали, можно выделить часть этого денежного потока и «поддержать» полицию и другие силовые структуры, тогда граждане не будут излишне беспокоить власть. Хорошо обеспечивать относительно небольшой контингент силовиков все равно дешевле, чем все население. Такие коррупционные схемы в разных вариантах присутствуют во многих странах, отмеченных ресурсным проклятием. Не случайно для большинства из них характерны  авторитарные режимы и  плохое  качество  управления.

Почему все же одни страны имеют иммунитет против голландской болезни, или переносят ее «в легкой форме», а у других она протекает так тяжело. В научном сообществе, при всем разнообразии мнений, по этому поводу в целом уже достигнут определенный консенсус.  Главный фактор здесь – качество государственных и общественных институтов.

Термин «институт» здесь используется примерно в том же смысле, как в словосочетаниях «институты права», «финансовые институты», «институты развития» и т.д. Можно сказать, что институт – это правило (норма)+ механизм, который заставляет это правило выполнять.

Институциональная экономика – это наука, которой занимаются тысячи исследователей во всем мире. Но сейчас надо постараться изложить проблему коротко и понятно. Бывают институты хорошие и плохие. Хорошие институты – это те, которые реально помогают достижению тех целей, для которых они были созданы. Если в стране хорошо собираются налоги, то налоговые институты работают хорошо. Если в стране декларируется цель кардинально повысить качество образования, для этого в министерствах создаются департаменты и отделы, проводятся совещания, пишутся приказы и распоряжения, а в результате уровень образования падает, хорошие учителя уходят из школ, молодые талантливые преподаватели вузов уезжают за рубеж – вы понимаете, что можно сказать про такие институты образования.

Граждане страны делегируют государству права управления своим общим достоянием - природными ресурсами. Разумеется, граждане хотят, чтобы доходы от использования ресурсов способствовали росту уровня жизни, социальной защищенности, возможности получить хорошее образование и медицинские услуги, хорошие жилищные условия  и т.д. И результат зависит от того, с каким качеством государственные институты выполняют эту  функцию.

Восточное приграничье России

Вопрос, о голландской болезни в России активно обсуждается. Не вдаваясь в нюансы дискуссии, можно констатировать, что симптомы, несомненно, есть. В «группе риска» - прежде всего, восточные регионы, такие как наше Забайкалье. Главным показателем экономического развития и благосостояния регионов традиционно считается величина валового регионального продукта (ВРП) в расчете на душу населения. Несмотря на наши природные богатства, восточные приграничные регионы по этому показателю устойчиво отстают от среднероссийского уровня (рис.1). Это сказывается на качестве жизни, и население активно покидает наши края (Рис.2.).

Рис. 1. Коэффициенты миграционного прироста на 10 000 человек населения в граничащих с КНР регионах СФО и ДВФО

Рис. 2. ВРП на душу населения в граничащих с КНР регионах СФО и ДВФО

В то же время в государственных стратегических документах для дальнего Востока и Байкальского региона стоит задача «обеспечить миграционный прирост населения макрорегиона за счет прекращения оттока коренных жителей и притока населения из других регионов России». Похоже, что государственные институты с ней пока не справляются.

 «Цель оплакивает средства»

Трудно сказать, кто придумал этот афоризм. Будем считать его народной мудростью.  Он здесь для того, чтобы лучше объяснить, как нелегко бороться с ресурсным проклятием.

Надо сказать, что государство постоянно предпринимает попытки преодолеть  проявления «голландской болезни», симптомы которой в наших регионах уже совершенно очевидны. Разрабатываются разные программы,  придумываются новые институциональные формы для управления экономикой. Например, государственно-частное партнерство (ГЧП).  Это когда государство берет на себя часть расходов, чаще всего – на развитие инфраструктуры, что создать привлекательные для инвесторов условия. А уж инвестор должен построить ГОК, завод, электростанцию – тогда будут рабочие места, поступления в бюджеты всех уровней и т.д. Принято считать, что ГЧП – это всегда и однозначно хорошо. К сожалению, опыт это не подтверждает.

Все мы помним историю создания горнопромышленного кластера на юго-востоке Забайкальского края. Для того, чтобы создать его в кратчайшие сроки, и чтобы он рентабельно работал, за счет средств государства – десятки миллиардов рублей! – к  2012 г. была построена дорога Борзя - Газимурский Завод (первоначально планировалось Нарын-Лугокан). Но по ней никогда не возили ни грузы, ни пассажиров. Сейчас дорога, как известно, в полуразрушенном состоянии (рис.3). Сроки строительства ГОКов неоднократно переносились, потом  инвестор («Норильский никель») решил, что вместо пяти их будет два, и первый - Быстринский - начнет работать в лучшем случае в 2016 г. Но дорога нужна не только для того, чтобы возить концентрат. Ее очень ждали люди, которые живут этих районах, о состоянии автодорог там все знают. Однако государственные институты оказались «нечувствительными» к проблемам, не связанным с получением доходов. Конечно, есть надежда, что дорогу восстановят, и будет она работать. Но насколько более эффективно могли быть использованы эти колоссальные финансовые ресурсы…  Хочу напомнить, откуда они взялись: от экспорта нефти и газа. В период планирования этого проекта цены росли, и кто-то, видимо, посчитал, что о деньгах можно не особенно не думать.  Эта история на самом деле не о железной дороге, она - о  качестве государственного управления.

../files/labs/0/1422583154.jpg

Рис.3. Дорога Нарын-Лугокан. Фото с сайта zabmedia.ru/

* * *

Можно ли избежать таких неудачных решений? Да, но для этого нужны качественные расчеты, оценки, учет сценариев и трендов на мировых рынках. И еще – желание органов власти слушать экспертное сообщество. Задача  «обмануть» ресурсное проклятие  совсем не простая, она требует серьезных научных исследований, которыми  собственно, и занимается наш научный коллектив: академической кафедры прикладной информатики и математики и лаборатории эколого-экономических исследований ИПРЭК СО РАН.

Библиография

  1. Auty Richard M. Sustaining Development in Mineral Economies: The Resource Curse Thesis. — London: Routledge, 1993.
  2. Полтерович В. М., Попов В. В., Тонис А. С. Изобилие природных ресурсов, политическая коррупция и неустойчивость демократии / М.: Российская экономическая школа, 2007
  3. Глазырина И.П., Минерально-сырьевой комплекс Забайкалья: опасные иллюзии и имитация модернизации // ЭКО, 2011, №1 стр. 19-35.

Количество просмотров: 2355

Вернуться

 

Таскина Л. В.

Темы научных исследований: Золоторудные месторождения, миграция золота, гидрогеохимия зоны техногенеза месторождений

Подробнее

Банщикова Е. А.

Темы научных исследований: Лесовосстановление, лесоразведение, лесовозобновление, интродукция, биологическая рекультивация земель

Подробнее

Итигилова М. Ц.

Темы научных исследований: нет

Подробнее